0

Андриолли

Все началось так: мне позвонил друг детства, представитель знатной белорусской династии художников, Михаил Аракчеев. Дед Миши Борис Аракчеев некогда разукрасил палитру сталинского реализма радужными цветами импрессионизма, его произведения экспонируются в даже в музее. Сам Миша, закончив Академию, поработал художником и дизайнером в России, а теперь вернулся на Родину и проникся идеями белорускости, много чего полезного делает для поиска и сохранения нашего наследия в этнографических экспедициях.

Так вот, звонит мне Михаил и говорит: «Нужно встретиться. Я расскажу тебе про одну интересную находку! «По голосу слышу, что Михаил волнуется, что там-то настоящее, поэтому встречу назначаем на следующий же день. Встречаемся за чаем, Михаил сразу же переходит к делу. «Ты слышал когда-нибудь о человеке, которого звали Михаил Эльвира Андриолли?» Нет, говорю, не слышал. «А это один из самых сильных белорусских графиков XIX века», — объясняет Михаил. Я удивляюсь — как это так? Как я мог не слышать о художнике XIX века, романтической пары, времен, когда работал мой любимый Станислав Жуковский? И потом: что за фамилия для белорусского художника — Андриолли?

Михаил тем временем рассказывает историю, которая напоминает сюжет «Черного замка Ольшанского» Владимира Короткевича… Но о ней я расскажу как нибудь попозже…

Все началось с того, что мой друг решил воссоздать свои знания про белорусскую историю и приобрел книгу «Великие князи ВКЛ» (ведь иллюстрированный альбом Владимира Орлова в его библиотеке, естественно, уже был). В этой книжке, которая была выпущена издательством «Беларусь» в 2012 году, Михаил наткнулся на четыре литографии. Одна из них проявляла встречу Колдуна Ладейки с великим князем Гедимином и интерпретацию Ладейкина сна, который увидел Гедимин: по итогам той встречи возник Вильнюс.

И вот тут Михаил заинтересовался. Во-первых, глаз художника сразу же увидела наивысший уровень исполнения, искусную композицию, а также сильную технику. Во-вторых: что это за чел, который в XIX веке интересовался седым прошлым совместной белорусско-литовской истории, прошлом, фактически запрещенным? Вгляделся в другие литографии книги «Великие князей ВКЛ» за авторством Андриолли. Все они были связаны с белорускостью, все были выполнены на нереальным уровне.

Копать. Поиск в images в Гугле по запросу «Андриолли» сразу же выбросил на страницы с порнографией — можете попробовать (только не надо воспринимать это как пропаганду порно!). Наконец наткнулся на страницу в русской Википедии, которая сообщила, что Андриолли — «польский художник (живописец и график) и иллюстратор». Но минуточку! Что это за польский художник, который постоянно рисует белорусский историю? С чего это бы ему?

«Вот здесь, — прервал Михаил свой рассказ и протянул мне флэшку, — все, что мне удалось найти за авторством Андриолли. Я потратил много времени, чтобы составить эту коллекцию. Ничего больше без углубленного исследования ты гарантированно не найдешь».

Я вставил флешку в ноутбук. Здесь было 8 тематических папок: отдельно — иллюстрации белорусского быта и этнографии, отдельно — с историей, отдельно — виды белорусских городов и усадеб, по сравнению с которыми упражнения Наполеона Орды казались наивными эскизиками. Я листал иллюстрации, постепенно поражаясь мастерству, с которым выполнены рисунки к Мицкевича «Пан Тадеуш» (одна из них, кстати, использованная для оформления того спектакля, что сейчас идет в Купаловском!), До Купера и даже Шекспира, а Миша продолжал свой рассказ:

— Этот дядя был сыном захваченного в плен солдата наполеоновской армии Франческо Андриолли. Он остался в Вильно, где и родился сын Михаил. Сам художник учился сначала в Москве, потом — в Санкт-Петербурге, затем — в Риме, в Академии св. Луки. В 1863 году он принимал участие в восстании Кастуся Калиновского (а вы говорите — поляк), после — прятался в Вильнюсе, Каунасе и Москве, но был найден и осужден на отбывание наказания в Риге.

Сумел выбраться оттуда, жил в Париже и Лондоне, где делал безупречные иллюстрации к произведениям литературной классики. Но не сумел осесть на чужбине и в 1866-м вернулся на Родину в Вильнюс (а вы говорите, поляк!), Где был предсказуемо схвачен и отправлен в ссылку в Вятку. В Вятке прожил с 1868 по 1871 год, расписывал кафедральный собор. Помощником и учеником (!) Белоруса Андриолли был Виктор Михайлович Васнецов, тот самый, которого мы все видели в школьных учебниках.

Кстати, когда я увидел литографии Андриолли, например, сцену смерти Конрада Валленрода, я сразу же как-то подумал, что дядюшка копирует Васнецова. А тут оказалось, что это Васнецов сознательно до конца жизни копировал нашего дядюшку, потому что был его учеником!

Дома я проверил: в книге «Сто произведений искусства» Сергея Хоревского об Андриолли две упоминания: одно — в контексте изображений восстания Калиновского, вторая — в пересчете творцов XIX века. Отдельного сообщения о Андриолли здесь нет, что вполне объяснимо, ведь книжка посвященна ХХ веку, а Андриолли умер в 1893-м. Уверен, если бы о Андриолли отдельно и подробно написал Сергей Хоревский, вопрос с принадлежностью художника был бы решен раз и навсегда.

Не нашел я Андриолли и в Национальном художественном музее, хотя кто, как не он, может воплощать наше искусство XIX века? Андриолли сделал почти иконический образ белорусского лирника, а какой чудо его «Вертеп»! На эту картинку можно смотреть часами: мы видим здесь состоятельных белорусов, которые собрались в совершенном интерьере посмотреть на средневековую забаву, которая уже полностью отошла. Здесь и магия, и реализм, и такое ощущение, что просматриваешь ту самую знаменитую книжку Левона Борщевского, оформленную Валерием Славуком (Минск, 1990).

А аутентичное «Вождение козы», которое увидишь разве что на рождественском концерте «Троицы»! А «Сретение» — рисунок, который олицетворяет древний ритуал, который должен беречь имущество от молнии (человек рисует крест свечой на крыше)!

В заключение хотелось бы сказать следующее: этот материал, конечно, никакое не исследование, а приглашение к исследованию историков искусства, интересующихся национальной культурой XIX века. Сегодня наша задача — не столько объяснять людям, что, например, Никас Сафронов — дикарь и китчист, сколько готовить зрителя, который придет к такому выводу без нашей экспертной помощи.

Литовские искусствоведы сейчас занимаются выяснением все новых подробностей из жизни того же Чюрлениса, «литовскую» прописку которого никто не оспорит. Нам же нужно буквально возвращать имена, как написал Борис Крепак. Имена, которые щедро в советское время отданы литовцам, полякам, русским и так далее. «Возвращение» Михаила Андриолли в символическое пространство белорусского искусства — одна из важнейших задач.

• Ищете компанию, которая сможет предложить вам профессиональное обслуживание компьютеров вас в офисе? Вас интересует абонентское обслуживание компьютеров киев по приемлемой цене? Заходите на сайт akit.com.ua и сможете найти одно из самых выгодных предложений на рынке.

pa_icons-02

Мы вкладываем душу, чтобы вас поразил результат. И ваше руководство тоже.


Мы прозрачны и честны, чтобы вы нам доверяли. И ваши финансисты тоже.


pa_icons-04

Внимательно слушаем, чтобы решить именно ваши бизнес-задачи.


pa_icons-06

Мы скрупулезны с мелочами, чтобы вы получили максимум эффективности.


pa_icons-07

Мы готовы работать круглосуточно, чтобы вы получили event мечты.


pa_icons-05

Ценим вас и уважаем ваш выбор.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(Spamcheck Enabled)